10. Внешняя политика Индии


Парадокс Индии: если внутриполитическая борьба в ней отличается ожесточенностью из-за столкновения принципиальных интересов ее участников, то по основным вопросам внешнеполитического курса в индийском обществе практически всегда существовал относительный консенсус и разногласия возникают в основном по форме, методам и степени эффективности этого курса. Причина этого явления: если во внутренней политике интересы буржуазии и народа совпадают только отчасти (по ликидации феодализма и остатков колониализма), то во внешней политике, имеющей целью создание благоприятных международных условий для модернизации Индии, интересы буржуазии и народа совпадают практически полностью. Можно детализировать объяснение этого феномена: внутренняя политика Индии в большей степени соответствует интересам национальной буржуазии (с учетом интересов других классов), внешняя политика в большей степени соответствует общенациональным интересам (с учетом интересов буржуазии).

Второй парадокс: если внутриполитическая борьба в Индии постоянно эволюционирует вправо, то внешнеполитический курс постоянно отклонялся влево вплоть до тесных и всесторонних союзнических отношений с СССР (хотя это был не добровольный выбор индийской национальной буржуазии, а суровая экономическая и военно-политическая необходимость для страны).

С учетом пропакистанской политики Лондона Дели сделал на рубеже 40-50 гг. попытку сближения с Вашингтоном. Однако довольно скоро выяснились американские империалистические интересы, в частности, в Кашмире, который США хотели превратить в свою марионетку - базу ВВС на стыке 5 государств (Индии, Пакистана, Афганистана, СССР и КНР) в центре Азии.

Находясь в рамках мировой капиталистической системы хозяйства, Индия стремилась избежать втягивания как в межимпериалистические противоречия, так и в "холодную войну". Д. Неру была сформулирована политика неучастия в блоках, не исключающая активной защиты Индией своих интересов, получившая название "позитивного нейтралитета". Возглавив Движение неприсоединения и проявляя готовность к взаимовыгодному сотрудничеству со всеми заинтересованными в этом странами, Индия стала самостоятельным фактором на международной арене.

Условия торгово-экономического сотрудничества с западными фирмами в сер. 50 гг. оказались в финансово-политическом отношении для Индии невыгодными, т. к. Запад не был заинтересован в создании госсектора в этой стране и достижении ею экономической самостоятельности. Поэтому Дели сделал ставку на советско-индийское сотрудничество, результатом которого к к. 80 гг. были: 80% мощностей тяжелого машиностроения, 60% энергомашиностроения, 60% добычи нефти, 30% выплавки стали, 20% электроэнергии, рост взаимного товарооборота в 30 раз. На Индию приходилось 2% советской внешней торговли, на СССР - 9% индийской внешней торговли.

Важным для Индии в советско-индийском сотрудничестве была возможность расплачиваться товарами своего традиционного экспорта по клирингу (55 тыс. тонн чая в год, хлопок, джут, касторка) и отсутствие предварительных политических условий со стороны Москвы, которая считала необходимым поощрять антиимпериалистический потенциал индийской национальной буржуазии. Индия покрывала 75% импортных потребностей СССР в чае, 98% в перце, 90% в джутовых изделиях. После распада СССР Индия не смогла найти альтернативные по объему новые рынки сбыта чая. С 1992 г. решается вопрос об условиях возвращения России советского долга Индии (общий его объем - 320 млрд. рупий).

Не желая чрезмерного усиления советского влияния в Индии, западные Державы также были вынуждены подключиться на более благоприятных для Индии, чем ранее, условиях, к развитию индийской экономики, в т. ч. госсектора. Таким образом, в Дели сумели использовать условия "холодной войны" к собственной экономической выгоде, не поступаясь при этом своей внешнеполитической самостоятельностью.

Отсутствие советской поддержки Пекину в ходе индо-китайского пограничного конфликта 1959-62 гг. и предложения западной помощи в обмен на вступление Индии в военно-политические блоки и уступки Пакистану в Кашмире были расценены в Дели как показатель отсутствия у СССР великодержавных расчетов в Южной Азии и наличия таковых у западных Держав, прежде всего у США. Поэтому Индия доверила Москве роль арбитра во второй индо-пакистанской войне на Ташкентской мирной конференции 1965 г.

Параллельно превращению Пакистана в "союзника США и друга Китая" Индия наращивала военно-политическое сотрудничество с Москвой, окончательно оформленное в Договоре 1971 г. : это помогло ей выйти победителем из третьей индо-пакистанской войны 1971 г. вопреки пропакистанской позиции двух великих Держав - США и КНР. К началу 90 гг. Вооруженные силы Индии были на 60% укомплектованы советской военной техникой (Пакистанская Армия - на 85% китайской техникой, а ВМФ - на 100% американской). Таким образом, с советской экономической и военно-политической помощью Индия смогла отстоять свое положение доминирующей в южноазиатском регионе Державы.

Индийская дипломатия отличается гибкостью и прагматизмом: она сумела поддерживать тесные отношения с Бонном без признания доктрины Хальштейна; Дели признал право Израиля на существование, но не установил с ним дипломатические отношения, чтобы это не выглядело актом поддержки Израиля в глазах не очень дружественного Индии мусульманского мира (в котором кашмирская проблема ассоциируется с палестинской). Поддерживая связи с индийской диаспорой в странах ЮВА и Африки, Дели не пытается использовать ее в качестве орудия своей внешней политики по примеру КНР хуацяо. Испытав в 1974 г. атомную бомбу, Индия не производит А-оружия, но и не подписывает международный Договор о нераспространении А-оружия как "не обеспечивающий достаточных гарантий" неядерным странам от ядерного нападения.

Обвинения в адрес Индии в превращении ее в региональную "империалистическую Державу" несправедливы - традиционная враждебность ближнего зарубежья (Пакистана на Северо-Западе и КНР на Северо-Востоке) вынуждает Дели наращивать свой военный потенциал и прибегать к использованию военной силы в тех случаях, когда кольцо окружения угрожает замкнуться (напр., участие индийской Армии против "Тигров освобождения Тамил Илама" на Цейлоне, т. к. победа "тигров" могла бы усилить тамильский сепаратизм в самой Индии в штате Тамилнаду).